В. и. даль и украинский язык часть 4

Но ко всем позициям представлены указанные отметки. Скажем, слово БЕЗРАЗЛИЧНО представлено как вор., Кал., Смл. , Хотя его украинские корни очевидное. Кстати, предложенное в Словари определения его значение «нужды имеется» буквально воспроизведено Гринченко. То же самое во многом можно сказать о маркировке слов блескавица, молния. Существительные БОДЯК и БУДЯК не имеют у Даля никаких пометок, хотя подведены согласно маркированных слов дом и строения и тем самым включены в украиноязычной лексики. Разумеется, такая практика лексикографического описания не позволяет однозначно отделять весь украинский ареал. Все это (а мы имеем в виду здесь и другие подобные примеры) свидетельствует не о упущение выдающегося лексикографа, а подтверждает неуклонно осуществимый на всех уровнях Словаря принцип: подать то или иное явление как процесс, происходящий в нашем сознании. Отсюда отказ от определенных окончательных итогов и закостенелых догм. И отсюда же стремление охарактеризовать украинскую тему наиболее разнообразно, придать ей принципиального культурологического звучание. С этой целью Даль обильно цитирует летописи периода Киевской Руси.
"ТехноИнжениринг.РФ"

Причем особое место среди приведенных памятников занимает пророческий метатекст восточнославянской истории — «Слово о полку Игореве», к которому раньше, кстати, писатель неоднократно обращался в своем художественном творчестве. Даль напоминает о славном историческом прошлом Украинский: "Еще Казацкая матка (сабля) живая (или: не умерла. Богд. Хмельниц.) «; Внедряет украинский фольклор в европейский контекст: баллады» пелись НПР. в Шотландии, как у нас в Малоросии думы «; отмечает особенности материальной культуры:» На Украйне полы в домах битые, без помоста «; уточняет значение топонимики:» Крещатик, Крестцы; крещатик в Киеве, распутье «; воспроизводит географические реалии:» Река Смотрич калачом отекает огород Каменец ". Очень важное место среди представленных сведений занимают параллели между жизнью двух братских народов: русского и украинского. Даль подчеркивает общие моменты в их истории: «Потомки запорожцев затерялись в казаках Кубанского, малорусских и в других сословия»; раскрывает общее и различное в их произношении (<...>" все юг и запад, от Москвы, акает, и сама она также, но слабее, скрадывая резкость гласных (в Малоросии и в Польше окают) <...>") или в свадебном обряде («В Малоросии молодые, на др. день брака, стоят в церкви под общим покрывалом, которое подымает с них посаженый отец молодой, саблей», увеличивает заимствования и переработки украинского языка к русскому: "Вот тебе, Боже, что нам не гоже (искажена из малорусском. Вот тебе, боже, что нам негоже; племянница — племянник, бедный родня, скудный; сердешный) ". Но и это для Даля не самоцель. Он стремится раскрыть ментальность украинского простонародья, обосновать и показать во взаимосвязи его неповторимые черты, для чего, в частности, приводит анекдоты: «Верст по дороге наставили — и проехать нельзя, сказал хохол, зацепив возом за столб» или "Рубль бежит, сто догоняют, а как 500 споткнется, неоцененный убьется! в псовой охоте: заяц, собака, конь и барин. Млрс. ". Интересно, что оба эти сюжеты приводились Далем в «пословиц русского народа» и соответственно в сказке «Ведьма» и в повести «Нападение в расплох». Причем один из героев повести Карачун рассказывает анекдот в подтверждение своего ранее высказанного соображения о лукавство украинского крестьянина: <...>" малоросс, напротив, охотнее всего прикидывается простачком, олухом, а между тем дурит всякого, кто сам дается в обман. Русский мужик, сообразно прямом открытом нраву своему, шутит намеками, замечаниями; но у него имеется замашки вкрадываться простодушием своим в доверие ваше, а потом озадачить замысловатымы истину в виде вопроса, как будто невзначай предложенными; а это, воля ваша, с тупым умом несовместно ". И в Словари встречаем подобную характеристику украинского юмора, который, кстати, прямо спиввидносится с юмором Гоголя: "неподражаемые юмор Гоголя. Юмор малорусов ярко Высказывается в их похвалках: эта похвалка хуже всякой брани! ". Таким образом, украинская тема всесторонне раскрывается в Словари. Очевидно также, что Даль ни чуть не обиделся за отобранные у него словарные материалы ни на украинский язык, ни на Украине, ни на ее народ. Хотя, конечно, изъятие значительного русскоязычного массива не могло не сказаться на строении Словаря. Тем не менее Далевских труд является, на наш взгляд, самым ценным источником украинской культуры и фундаментальной памятником дружбы двух братских народов. Проведенные наблюдения, конечно же, не исчерпывают всех анализируемых выше вопросов. Более углубленного изучения требует понимания Далем украинской ментальности. Целесообразно выявить и систематизировать все украинские мотивы в Словари. Надеемся, следующие исследования помогут вдумчиво прочитать важнейшую страницу российско-украинских взаимоотношений.