Владимир демченко взгляды яра славутича на органичность украинского языка

Владимир Демченко Взгляды Яра Славутича на органичность украинского языка В последнее время украинские лингвисты справедливо озабочены нерешенной за долгие годы проблемой правописания украинского языка. Понятно, что и более ста лет назад, и сейчас эта проблема подпитывается бескомпромиссностью как территориальных украинском (с дурацкие разделением на западных и восточных), так и диаспоры (также уже делятся на временные миграционные категории). Желанный компромисс мог бы быть найден и с помощью волюнтаристских решений власти (как это было в России: сказал царь Петр, что будет так, то и так!). Однако на властных уровнях — свои соревнования в области языка: быть второй официальной или нет (можно при желании прилепить и третью, когда определенный этнический патриотизм охватит значительную часть элиты), и поэтому на власть надеяться не стоит, а стоит собираться ведущим лингвистам и решать эти вопросы.
https://podarkina.com/podarochnye-nabory-dlya-alkogolya/nabory-somele/

В этом ракурсе взгляды по диаспоры пространств, конечно, также заслуживают внимания. Наша статья и посвящена анализу некоторых взглядов ученых диаспоры, в частности бывшего земляка Яра Славутича, является носителем именно юго-восточного наречия — восходящего массива языка. Целью возьмем обзор правописания предложений ученого в аспекте их органичности (естественности) — то есть с выходом на фонетические особенности украинского языка. В связи с этим следует отметить, что органичность языка не всегда составляет основу орфографии (даже если последняя основана на фонетическом принципе), то есть правописания элементы не всегда органические и логичны. Скажем, диереза (выпадение звуков) является характерным признаком редукции в широком смысле (в узком этот процесс предполагает только выпадение гласных в слабой позиции), что, в свою очередь, является характерным признаком органической речи и соответственно — языка. Можно привести в качестве примера диалектные формы своему , твоем , шо (рус. чо оставляет другой компонент африкаты), за (й) шли , при (и) шли , вы (и) очень , такой (у). Это в конце концов приводило и к кодификации таких единиц: добры (и) день добрuдень , пи (и) шли пошли а также моего , своего и тому подобное. На уровне фонетической морфологии редуцируются также глагольные формы 3-го лица единственного числа дума , спрашивает и тому подобное. Кодификация подобных анализируемых выше логических форм также составляет главную проблему в плане компромиссного правописания, который украинские ученые уже более столетия пытаются сформировать и который бы устроил всех — носителей трех наречий украинского языка, горожан и крестьян, ученых и рядовых граждан, носителей украинского языка в Украине и за рубежом. К сожалению, эти попытки пока безрезультатны. Однако некоторые из трансформационных предложений ученых в этом направлении заслуживают нашего нынешнюю внимание — как фонетически логические и органические (см. еще серию статей в: Языкознание. — 1995 — № 1) лишнее немотивированное удвоение бру т в , не т в , то н а ; позиционная логика гене я ный (так гене и ), матери я л ( потому матери я , а функционально вообще матер ' я л ), Ка в нас ( ) и т. д. (если будет Роси а , росе а ни — как Марсе а ни — В. Д ); системная диереза казаський , тюркскими , БСК (а для лошади — Баско ); более органическая флексия в в некоторых существительных 2-й отмены — ойконимов Лондон в , Париж в , Херсон в , Ужгород в и т. д. (ср. в 20-х гг. ХХ ст .: ... Ташкент в и в диаспоре: Монреал й , Эдмонтон в , Нью — Йорк в ); последовательная соответствие морфологических конструкций гросс май стер , балет май стер (так май стер ), а потому, кстати, Александрович эр и минист эр ; древняя справедливая флексия — и в существительных 3-й и 4 й отличий — сол и , смертности и , имен и (как вести и , Осенью и , телят и ) и в географических названиях: Пермь и , Тверь и , Рус и ; мягкость на грани морфем в адьектонимах ума нь ский , Припять во ский (как ура ль ский , ное ль ский и и тобо ль ский ); сохранение хотя бы в определенной степени иноязычного оригинала антропонима, в том числе российских Михаил , Филипп , Кирилл и т. д. — как, скажем, пол. Владзимеж , болг. Васил , рум. Матей (это гораздо логичнее, чем Кирилл Никитин или Матвей Попеску , а и советские квазитворы Джавадов или Бешикбайрамов , еще и Бахтияр Мухамадович и т. д.). Понятно, что остается только мечтать, чтобы соответственно и украинские идионимы в других языках произносились и писались по оригиналу (рус. Вас ы ль, Андр и и, П э тро и т. д.). Хотя такие попытки — некодифицируемые — в истории русского языка уже были: М ы круга, Павл в , Ол э