Черты творческого портрета ивана манжуры

Черты творческого портрета Ивана Манжуры План 1. Жизненный путь поэта. 2. Этнографически фольклориста деятельность И. Манжуры. 3. Лирика И. Манжуры. Характеристика мотивов и жанров. 4. Поэмы «Трьомсин-богатырь» и «Иван Голик». 1. Жизненный путь поэта «Талантливый с натуры, и несчастный жизнью Иван Манжура (1851—1893) своим лицом дал еще один пример незаурядной пропащей силы, погибла напрасно среди нашего безвременья» (Ефремов, с .495). Так характеризует фигура И. Манжуры в «Истории украинской литературы» С. О.Ефремов. Характеристика его краткая, может, даже слишком короткая, но беспристрастная и вообще одобрительная. «Певцом степи, тихой хозяйственной работы и земледельческого, хоть мелкого, но насущного хлопот» называет он поэта, родился 1 ноября 1851 году. Иван Иванович Манжура родился в. Харькове в семье мелкого чиновника, который, лишившись должности, постоянно нуждался, а нуждаясь — путешествовал по селам и городам Харьковщины и Екатеринославщины. Поэт вспоминал об этом в письме к М. Ф.Сумцов от 6 июля 1892 г. .:. Мать И. Манжуры умерла, когда ему было 5 лет от роду, отца он потерял, когда был 13 лет. На парня обратила внимание родная тетя по матери — жена известного ученого профессора А. Потебни. Она отдала его на учебу в уездной школы. Иван учился хорошо. Впоследствии его как лучшего ученика приняли на казенный счет в Харьковской гимназии. Но гимназию Манжура не кончил. По непокорный нрав его исключили из предпоследнего — 6-го класса гимназии. Манжуре было тогда 19 лет. Одно время он зарабатывает на жизнь с частных уроков, а потом, в 1870, поступает в Харьковский ветеринарный институт, из которого в 1872 был исключен за «неблагонадежности поведения». После исключения из института Манжура живет на Екатеринославской, работает на ризих мелких должностях, долго не засиживается на одном месте.
микроблейдинг цена

Странствует по селам, поселках, пристально изучает народную жизнь, собирает народные песни, сказки, пословицы, языковой материал. Записывает также и русские народные песни. Часть фольклорного материала, собранного И. Манжура в те годы, была опубликована в издании «Юго-Западного Отдела Русского Императорского географического общества», в сборнике В. Антоновича и М. Драгоманова «Исторические песни малорусского народа» (1875, Киев), а также в таких изданиях М. Драгоманова, как «малорусские народные предания и рассказы», «Новые украинские песни об общественных делах», «Политические песни украинского народа». В середине 70-х годов Манжуру захватывает мужественная борьба славянских народов против турецких поработителей. 1875 он выезжает в Сербию, участвует в борьбе против турок. В бою Манжура был ранен. Вернувшись на родину, он работает учителем, надзирателем почтовой станции и начинает вновь активно собирать фольклор, научно его прорабатывать. Чтобы избежать материальных нужд, Манжура занимается сбором коллекций насекомых, растений, животных. Продает их и с этого живет. На эти же годы приходится и начало его поэтической деятельности. В 1884 он переезжает в Екатеринослав (ныне — Днепропетровск), где работает сначала в газете «Екатеринославский листок», затем — в газете «Днепр». Здесь он вмещает этнографические материалы, статьи, корреспонденции. Летом 1885 в Екатеринославе начал выходить еженедельник «Степь». На его страницах и на страницах других екатеринославских изданий Манжура впервые выступает как поэт, печатая свои произведения под псевдонимом Иван калеками («босяцкой песня», «На пасеке», «Веснянка», «С заработков», «Лелии»). В еженедельнике «Степь» Манжура также опубликовал несколько статей: «ХХУ годовщина смерти Т. Г.Шевченко», «По поводу частных сельских школ», рецензию "Очерк флоры г. Екатеринослава г-на Акинфиев "и др. Это был найплодотворниший период в жизни поэта. В течение 1885—1886 г... Манжура написал две поэмы-сказки «Трьомсин-богатырь» и «Иван Голик», а также ряд новых стихов; настойчиво работает над подготовкой к печати отдельного сборника своих стихов. В 1887 Манжура получил сообщение о том, что «Историко-филологическое общество» при Харьковском университете избрало его своим действительным членом. Однако это был стимул, или скорее признание, поддержка моральная, а материальное положение оставалось очень тяжелым. Литературный труд не давала ему почти никакого заработка, и он вынужден слоняться по чужим домам, по знакомым. В конце 1887 Манжура переезжает в село Мануйловку (вблизи Екатеринослава), где и живет до конца 1890 1889 с помощью А. Потебни вышла из печати сборник стихов И. Манжуры «Степные думы и пение». Вскоре поэт заключил вторую сборник стихов "Над Днепром ", а также сборник литературно обработанных сказок и поговорок под общим названием " Сказки и поговорки и все такое. Из народных уст собрал и в стихотворении составил Иван Манжура ". Обе сборки при жизни поэта так и не были опубликованы. В конце 80-х гг. (1887) И. Манжура подается со своими произведениями к галицким журналов, в частности «Зари» и «Правды», где и опубликовался в 1889, правда, без гонорара. Очень болела И. М. шутливо циничная ответ редакции: «нала невежливым музу, что домагаесь гонорара, — у нас и так года голодные». Ситуация не изменилась и за 20 лет после смерти поэта. Цензура, как официальная преграда в художественных исканиях писателей, забирала в последних очень много сил и энергии. Именно она часто заставляла их печатать произведения за рубежом, потому что, как писала Леся Украинка, «украинский литератор не может» в доме «нет гроша заработать, и это настоящий наш крест» (письмо от 29.12.1902 г... К сестре Ольги Косач) . Именно обстоятельства жизни заставили поэтессу сотрудничать с российскими журналами «Жизнь» и «Мир божий»: «Ну, и я вообще на свою критику в российских журналах ни надежд, ни веса большой не возлагаю — я не от мира того (собственно,» божьего " ), а захожу туда больше по необходимости, чем из желания "(письмо к И. Франко от 14.01.1903 г...). Лишенная возможностей другого заработка, Леся Украинка очень страдала от отношений с «работодателями» (издателями), от которых «пока доправишся тех денег, то сам себя возненавидишь», профессиональное достоинство автора обижало их отношение к выплате гонорара «как к испрашиваемого хлеба». Личная жизнь поэтессы, особенно плохое состояние его здоровья, требовали значительных расходов. Лесю Украинку угнетало, что семья тратит на ее лечение значительные средства, и в письме именно к матери с грустью сетовала на собственную натуру, при которой «вместо» хлебных пьес «выращиваю из сердца какие лесные, говаривала ты,» цветки ", а из цветков же, известно, хлеба не есть ". Зажатые в тиски морального гнета и материальных нужд украинские писатели часто становились перед дилеммой, которую удачно сформулировал Михаил Коцюбинский: писать по-русски или пропасть (для И. Франко это означало — быть «по найму у соседей») . Известно, что работа в российских печатных органах оплачивалась значительно дороже. В письме к В. Гнатюка от 27.02.1908 г... Писатель констатирует, что его российские переводчики получают в несколько раз больше переводы, чем он оригинала, и резюмирует: «Придется пропасть». Поэтому выбор был однозначен и не только для Михаила Коцюбинского. Большинство украинских писателей разделяла его взгляды. И письма, возможно, ярче, чем другие источники, фиксируют цену такого выбора. Редко кто из художников широко «распространялся» на подобные малоприятные темы. В письмах это, как правило, дело попутная. Но, высказанная образно, она впечатляет больше, чем объективная статистика. А именно в письмах О. Кобылянской в Гнатюка от 2 декабря 1901 и 4 декабря 1903 Огорчена тем, что редакция «Издательского союза» не согласилась с ее ценой (25 гульденов от печатного листа), О. Кобылянская соглашается на 15 гульденов, только повесть «Земля» вышла книгой, а не частями в «ЛНВ», что, безусловно, снизило бы целостность восприятия произведения. Как видим, писательское желание видеть произведение в форме книжки взяло верх над материальными преимуществами. Однако писательница не удержалась от реплики: "Передайте там достопочтенным господам комитета (" Союза «и» Научного вестника "), никак не согласуется с русскими литераткамы торговаться, потому хоть они и поэтессы, и, тем не менее, по рожах не ходят, и даже когда хотят конфитюры с роз варить, на то же роже не хватают ".