Традиционность и новаторство идиостилю олега ольжича часть 2, рулонная трава

Раздвигая границы интеллектуального поэтического слову, не мысля его иначе как в связи с общей идеей свободной Украинского государства, Ольжич-Кандыба утверждает художественно-эстетические языковые стоимости — традиционные и новые мотивы, воплощенные в лексико-семантических средствах выразительности, чеканных синтаксических конструкциях достигают афористического звучание. Несколькими поэтическими строками художник утвердил выбор самоотречения и жертвенности, которые были для него реализацией смысла жизни и развития заложенных в нем начал Захочешь и будешь. В человеке, запомни, Лежит неотгаданная сила, — так сам Ольжич определил свою жизненную позицию. Такая установка не могла не сказаться на поэтическом стиле и в частности языковых средствах автора. Язык художественных произведений художника определяется своей четкостью, разнообразием, многоплановостью, особым эстетическим назначением. Благодаря экспрессивно-эмоциональным средствам языка, его лексическом, фонетическом богатству и разнообразию грамматических форм, конструкций и многочисленным стилистическим средствам Олег Ольжич создает яркую галерею поэтических образов. Национальный поэт всегда находится в плену культурно-эстетических знаков народной культуры, широко употребляя народную и просторечную лексику. Это не обязательно фольклоризми, хотя автор не обходит их. Вне эстетической функцией поэзию нельзя рассматривать как явление искусства, и доводят произведения автора. Его наследие включает яркий пример сочетания эстетической функции художественного вещания с другими задачами текста. Наиболее продуктивным средством создания эмоциональности в Ольжича выступают собственно эмоциональные слова. В этой роли чаще всего применимо эмоциональные слова-существительные. Однако для достижения большего воздействия на чувства читателя поэт усиливает эмоциональность, используя прилагательные-эпитеты, выполняющих функцию усиления впечатления от признака.
Вам нужен недорогой газон к дому? Вот, рулонная трава от производителя по лучшим ценам в России.
Автор не избегает достаточно характерного для художников употребления сложных слов. Это преимущественно синонимичные слова, которые выполняют функцию закрепления, уточнения названной признаки. Иногда поэт Ольжич использует удвоение именных слов как своеобразное выражение усиленной качественной характеристики явления. Автору присуща общеупотребительное, военная и патриотически-патетическая лексика. Иногда эта лексика перерастает в газетные штампы, которых исполнительный журналист пытается избежать. Например: «безобразно обнаженная суть», «измена идеи», «хрупкие цветки пансионов», «дешевая бумага», «душещипательные жесты», «ювиляты культуры», «ничтожества с ничтожеств» и др. Итак, пафос национально-освободительной революции, вдохновил поэта на составление агитационной поэтики, переродился из-за применения газетно-агитационной фразеологии на трафаретную агитацию. Однако несмотря на все вышесказанное его произведения содержат много искусных выражений и афоризмов, высокохудожественную строф и целых совершенных разделов: «тяжелое еще поконаты», «их души — горения и сталь». Это лишний раз свидетельствует о высоком художественный талант Ольжича. Поэтический синтаксис Ольжича — это синтаксис волевой модальности, это структуры призыва, в которых четко вырисовывается культ героического: «Государство не творится в будучини, государство строится сегодня». Партитура произведений Ольжича удивительно включает в себя традиционное и новаторское, но изучению идиостиля художника учеными уделяется мало внимания. Однако надо отдать должное, с обретением Украиной независимости, отечественная школа пытается возродить имя Олега Ольжича — его произведения представлены в хрестоматиях старшей школы. Впрочем до сих пор литературная критика, интересуется Ольжичевимы произведениями, представлена преимущественно литературоведами из диаспоры. Стиль поэта характеризуется прежде поэтически возвышенным применением позаобразнои лексики — словно через онтологическую тональность дикции: «черные стрелы» или «желтые стены крепостей» не содержат метафоричности, черное или желтое здесь представлены реальным цветом реальных вещей, но вроде находится в вневременной сущности. Едва ли не целая Ольжичева образность построена благодаря использованию стилистических средств образности — тропов, стилистических фигур и художественной лексики, спектр которой достаточно широк. Этому способствуют постоянное дежурство и взаимодействие непосредственных и переносных значений, многозначные слова, терминологическая лексика (имеется в виду гражданская и военная), синонимичные ряды и их элементы — эвфемизмы и перифразы. Также для Олега Ольжича характерные антонимы, является основой антитезы. На них остановимся ниже. Прямые и переносные высказывания комбинируются таким изящный способ, образность как спонтанно вырастает из своего фразеологического окружения и воспринимается непосредственно Солнце трудно приходит. Иди мимо густой виноградник, над колодцами звонит вода и смех розиллятий. или Гроза спивала влажность грозовую Развитые кудрявились луга. Для анализа сатирических, пародийных аспектов в творчестве Олега Ольжича хватает текстов, они представлены преимущественно детскими стихами или юношескими эпиграммами. Тяготение автора к четких элементарных синтаксических конструкций определил сам стиль Ольжича — монументализм. Это проявляется в широком употреблении синтаксического параллелизма, несмотря, охватывает он части предложения или целые предложения. Отчетливо проявляется «монументальный» классицизм в привязанности к чисто назывных предложений. Например, не все стихотворение «Наш лагерь между кустарниками» создан именно нарицательными предложениями: Что день, что ночь, тем меньше расстояние. Легкий поход без возврата! Наш бог — маленький черный идол В палатке нашего вождя. Короткие, порывистые предложения создают напряженность текста и помогают читателю понять чувства героев. Это ярко изображено в стихотворении «Заговорщики»: завернулись в завесы красные. Наши руки сжимают мечи. Кровь прибоем бросается в виски. Один из исследователей стиля Ольжича, Владимир Державин, считает его чуть ли не единственным мастером украинской монументальной стихотворения, выразительно одаренным эпическим талантом. Для Ольжичевих стихов характерна глагольная амплификация, что усиливает динамичность образа, передает действенность стихов: «Здесь земля только ласкает, пьянит, беременеет и рожает»; "Заходит солнце. Кане тишина. Стынет алябастрова Атена ". анафорический слова — повторяющиеся начала смежных отрывков речи — в произведениях О. Ольжича характеризуются своеобразной особенностью: они стоят в начале текста перед словом, вступает. Например: «Придет он, твой милый, твой чужак, Тот чужак».