Восток, запад и украина в художественной прозе ваплите часть 3

Западная цивилизация в художественном дискурсе Яновского обозначена ресентимента, удовольствием и-протестом одновременно. Европа (конкретнее — Париж) в образе женщины вызывает в душе Ости не только восхищение, но и ужас и сочувствие. Лоретта, которую он страстно любил, открывает для украинской маршала Европу. Навсегда в памяти Ости останутся те архитектурные, исторические и культурные достопримечательности Парижа, с которыми познакомила его эта женщина, а в душе — чувство заслуженного уважения в Западную Европу. Лоретта показала ему грандиозную цивилизацию и открыла перед ним необъятные перспективы. Однако среди роскоши нарядов французских женщин, среди шика европейских кафе и среди «страстного безумия» джаза Остюк чувствовал внутреннюю пустоту фаустовской цивилизации. Запад потерял силы, которые способны спородиты новых людей. Лоретта не может родить ребенка, потому что красота парижанки «мертвая и бесплодна». Ее «картавая, грациозная речь не ляжет в детские уста, потому что дети тысячами катятся из грязных канализационных труб дном мутной Сены». И Остюк делает вывод, что «подсознательно хотеть гибели может только нация, которая кончает историческую путь». Такому Запада противопоставляется в авторском тексте собственно украинская философия, на фоне «присмерковости» Европы вияскравлюеться собственная инаковость, то есть выделяется национальная специфика, которая должна романтический характер. «Сумерки» классической Европы (Франции) противопоставляется Украинский Ренессанс и идея витаизму. Украинская женщина-мать, представлена архетипной фигурой Великой Матери-Украины, — такое антитезу западной старой культуре подает Яновский.
интернет магазин женской одежды недорого
Примечательно, что Остюк, при всей симпатии к Европе, подчеркнуто сознательный собственного украинского корня, и он выделяет на ее фоне собственную инаковость. Отсюда и вывод героя о том, что совсем другой является «его страна — страна только матерей», где "печальная мать растит детей, кормит молоком и колышет множеством хороших мелодий. И на старость некому ее кормить — пошли сыны внаем и стесняются материнских песен. Ость вспомнил свое женщины — его судьба была — терпение. С рождения до смерти работать в поле и дома. Молиться и плакать, класть жизнью за детей, едва розцвившы — быть уже безымянной вещью — такую женщину было маршалов народ ". Строки текста посвящены в целом печальным размышлениям над судьбой украинских женщин, матери народа безгосударственного, лишенной благодарных детей, обреченной на несправедливое забвение. Это историческое проклятие, длительное время тяготеет над Украиной. Поэтому естественным представляется желание Ости также услышать из уст украинских женщин «прекрасную произношение многозвучный слов, замереть от их мелодичного смеха — и затем пойти на невероятные пытки, в бешеную работу, к сияющим высотам». Герой осознает значимость чужого для возвращения к своему «я». Как видим, автор создает образ Великой Матери-Украины, всегда возвращает себе своих сыновей. Обобщенный образ матери у Юрия Яновского и страдальческое, и, вместе с тем, активен. Мать в авторском дискурсе — основа рода, источник духовности и морали. Восточная парадигма в прозе «романтиков витаизму» конкретизируется и связывается в пределах дихотомии Восток / Запад с идеей пробуждения жизненной силы, энтелехии, что инспирирует преодоления внешнего и внутреннего рабства и предопределяет перспективы новой цивилизации. Западная же совпадает с парадигмой «сумерках» Европы, вызывает переживания краха цивилизации, произошел из-за непоправимый износ в ней всех духовных смыслов и ценностей. Итак, ваплитян, сублимувавшы аутентичные черты европоцентрические природы современной украинской культуры, художественно воплотили в словесно-образном искусстве 20-х годов прошлого века генетический код обновленной Украины. Они верили в цивилизационный прогресс и поэтому конкретный национальный мир, конкретные реалии своего времени рассматривали как переходный этап на пути к большому (будущего) азиатского ренессанса. Сегодня проблема Восток / Запад и Украина являются так же актуальна, как и сто лет назад. Современники должны дать самостоятельный ответ на уровне критического осмысления относительно реальной природы своей культуры и решительного выбора своих геокультурных векторов. ЛИТЕРАТУРА

  1. Рикер Поль . История и истина / Пер. с фр. В. И. Шовкуна. — М .: Издательский дом «Км Акалемия», Университетское издательство «Пульсары», 2001. — 396 с.
  2. Белецкий А. И. . Проза вообще и наша проза 1925 // Белецкий А. И. . Литературно-критические статьи. К .: Днепр, 1990. — С. 51 — 90.
  3. Безхутрий Ю. М. Волновой: проблемы интерпретации / Худож. -оформитель Б. П. Бублик. — Харьков: Фолио, 2003. — 495 с.
  4. Волновой М. Сочинения: В 2 т. — М .: Днепр, 1990. — Т. 1. Далее, ссылаясь на это издание, в тексте указывать том и страницу.
  5. Днепровский И. Яблоневый плен: Избранные произведения / Сост, предисл. М. Наенко. — К .: Днепр, 1985. — 359 с.
  6. Коломиец Лада . Этический феномен «общественного человека» Николая Хвылевого: образ Фауста как символ украинского возрождения // Молодая нация: Альманах. — К., 1996. — С. 31-40.
  7. Яновская Тамара. В биографии Ю. И. Яновского // Письмо вечность. Воспоминания о Юрии Яновского. — К .: Днепр, 1980. — С. 72-82.
  8. Яновский Ю. Произведения: В 5-ти т. — М .: Днепр, 1983. — Т.2. — 424 с.
  9. Андросов С. М . Модус национальной идентичности: Львовский текст 30-х годов. Монография. — Львов: Львовский национальный университет имени Ивана Франко, 2000, Киев: Джура, 2000. — 340 с.
  10. Чумаченко А. Украинский «киплингианець» Ю. Яновский (Перспективы модернизма в Четырех саблях) // Слово и время. — 1998. -№3 . — С 28-31.